Фея Техно: Шахматы

Роберт открыл глаза и увидел Техно, та, сложив руки на груди, стояла на краю тумбочки, практически у изголовья кровати и явно собиралась что-то поведать мальчику. Фея терпеливо ждала, пока Роберт протирал глаза, возвращаясь из мира грёз.

Признаться, подобное ожидание уже было большим достижением с её стороны: первое время жизни с семьёй мальчика девушка совершенно отказывалась признавать право людей на сон (сама-то она не спала), объясняя это тем, что таким прогрессивным Разумным Существам не пристало тратить столько времени в пустую, и что если они не могут придумать способ избавиться от этой вредной привычки, то она изобретёт его для них. И, действительно, предложила несколько вариантов, каждый из которых с большим трудом пришлось опровергать папе Роберта. Споря с феей тот потел, часто цокал языком и вспоминал о здоровье какого-то Смысла, но в конце—концов сумел убедить излишне инициативную девушку отложить свои предложения на будущее, та с трудом согласилась, но пообещала, что люди (те, которые будут жить в будущем) непременно оценят её проекты а Папу будут стыдить за сопротивление прогрессу.

Так или иначе, но теперь у Техно появилось большое количество времени, которое она просто не знала куда деть, так как страшно не любила находиться в одиночестве. В итоге, ничегонеделание феи превращалось в разного рода утренние сюрпризы: то стена в комнате у Роберта превратится в огромную картину, то на газоне перед домом вырастет розовое дерево, а бывало, что на папином рабочем столе, который уже забыл что такое бумага, появится несколько листов со странными записями (после этого, обычно, срочно собиралось Серьёзное Совещание).

Правда, этим вечером Роберт всё-таки надеялся, что уж этой-то ночью фея устанет — девушка и Папа собирались на какое-то соревнование Искусственных Интеллектов, Техно про него все уши мальчику прожужжала и страшно волновалась.

«Видно и это соревнование её не утомило.» — Роберт потянулся.

— Я проиграла! — заметив, что на неё обратили внимание, фея топнула ножкой, — Этому синему ящику! В шахматы! — Техно начала расхаживать взад-вперёд по тумбочке. — Так и знала, что не нужно было конём ходить!

— Может ты мало тренировалась? — мальчик уже давно считал, что фея самая-самая, но вот как она играет в шахматы ни разу не видел, — наверно, ты правила плохо знаешь? Давай я тебе покажу.

Техно в изумлении открыла рот, но так ничего сказать и не смогла. На крышке тумбочки Роберт быстро нарисовал шахматную решетку и тут же на ней появились прозрачные фигурки.

— Смотри, пешки ходят вот так. — мальчик зевнул, подтолкнул фигурку вперёд, и копейщик, выставив перед собой древнее оружие, пошёл в наступление. Фея демонстративно надулась и сложила руки на груди, но чёрная пешка всё же двинулась вперёд.

Через несколько ходов рот открылся уже у Роберта:

— Тебе, наверно, повезло, давай ещё раз.

И ещё через несколько ходов:

— Так нечестно, давай ещё один раз.

А потом ещё и ещё раз.

— Как же ты могла проиграть, я даже у Папы иногда выигрываю! — Роберт был действительно очень удивлён. Но в ответ грустное личико феи посветлело и та прыснула смехом.

— Все дети иногда выигрывают в шахматы у своих родителей. Ты же не думаешь, что шахматы — простая игра?

— Ну, не простая… Но точно не сложная! Чего ж в ней сложного: 6 разных фигурок и такое маленькое поле. — Роберт, распугивая шахматные войска, прошёлся пальцами от своего края доски до феиного, попробовал стукнуть короля, но тот увернулся, показал язык и исчез. «Раньше они такого себе не позволяли, наверняка Техно их подговорила…»

— Эй! — фея в чувствах ещё раз топнула ножкой, — Разве мы ещё в прошлом месяце не изучали Главный Принцип Сложности и Аксиому Комбинаторной Свободы?

— Как же не изучали… — мальчик скорчил кислую мину (думать с утра очень не хотелось, но Роберт уже знал, что теперь фея так просто не отстанет) и забубнил, — Главный Принцип Сложности заключается в наличии обратной зависимости между сложностью рассматриваемой системы и уровнем абстракции на котором она рассматривается; Аксиома Комбинаторной Свободы утверждает невозможность формирования множества всех возможных состояний объекта в долгосрочной перспективе…

Только в конце фразы Роберт, посмотрев на Техно, понял, что дал промашку… Фея же, раскрасневшись от праведного гнева, зло сжала губки и метнула в мальчика рассерженный взгляд.

— Не смей! Не смей заучивать! Так нельзя! — казалось, из ушей девушки вот—вот пойдёт пар, — Это неправильно, совсем неправильно! Ведь нельзя же так… Я же не проверочный автомат, а ты не белый ящик! — злилась фея, конечно, понарошку, театрально, и долго делать этого не умела, да и по лицу мальчика было видно, что тому стыдно, так что, выплеснув своё недовольство в слова, напоследок демонстративно топнув, фея отдышалась и уже спокойно продолжила, — не будь повторякой, иначе как понять, что ты действительно понял что тебе рассказывали.Только тогда ты выучил что-то, когда можешь рассказать это другому по-своему, так что давай…

— Ну… — Роберт замялся, — Про сложность — это значит, что каждая вещь и сложна и проста одновременно — травинка — это простой кусочек большого луга, но сложное растение… А свобода значит, что какую бы мощную Предсказывающую Машину мы не построили, всё равно она будет угадывать события всё менее точно с увеличением срока предсказания, потому, что чем дальше мы хотим заглянуть в будущее, тем больше параметров нам надо учитывать и рано или поздно машина не сможет учесть их все…

— Здорово! — фея вспорхнула и любя щёлкнула пальчиком по носу Роберта. — Так на много лучше! А теперь попробуй представить все позиции на доске через ход.

— Представил.

— А теперь через два хода… — мальчик уже серьёзно задумался, сдвинул брови, но через несколько минут удовлетворённо сказал, — Готово.

— А теперь через три…

Тут уже Роберту пришлось думать очень долго, он часто сбивался и приходилось начинать с начала, в конце—концов, мальчик сдался:

— Их очень много.

— Вот видишь!

— Но ведь не обязательно перебирать их все? — Роберт всё ещё подозревал какой-то подвох.

— Конечно! Но самые удачные ходы ведь ещё выбрать надо, и это только даст возможность смотреть чуть—чуть дальше.

— Значит шахматы такие сложные из—за Аксиомы Свободы? Здорово! Но всё равно, как же ты могла проиграть?

— Ай, — Техно махнула рукой, — на самом деле я и не думала, что выиграю — эта коробка была создана только для того, что бы играть в шахматы. Её целая толпа Докторов Наук делала! Она и знает о шахматах больше меня. Но не знает ничего кроме них, а я знаю! — фея гордо задрала носик, — С ней даже поговорить не о чем. Не понимаю, как вообще можно так долго думать об одном и том же — есть много куда—более интересных вещей! Но прежде чем мы ими займёмся, нам необходимо позавтракать! — Последние слова Техно прокричала уже из коридора.

— Эй, подожди, а что такое белый ящик?

— Потом расскажу. Догоняй!